Настоящее имя Горацио ≈Гамлет. Это он≈
подлинный сын короля Гамлета, а не его
двоюродный и сводный брат принц Гамлет.
Рассказчик это скрывает.

Альфред Барков

╚Гамлет╩: трагедия ошибок
или трагическая судьба автора?

This page in English

Глава III. Сын короля Гамлета

Такое подозрение может показаться излишне смелым даже на этой стадии исследования, тем более для тех, кто привык к общепринятой трактовке содержания этого произведения Шекспира. Но мы следуем фактам и только фактам, а они ≈ упрямая вещь. Во всяком случае, в качестве гипотезы версию об убийстве проверить следует. Трудность заключается в том, что рассказчик явно утаивает некоторые ключевые моменты, и приходится внимательно вчитываться в текст, чтобы понять, что же происходило на самом деле. Вторая трудность: рассказчик очень скупо подает сведения о том, кто фигурирует в романе под именем "Горацио"; более того, он явно пытается внушить читателю мнение об однозначной "положительности" этого образа, опираясь на характеристику Горацио ≈ персонажа вставной пьесы ≈ данную Гамлетом, персонажем той же пьесы. А то, что характеристики персонажей "Мышеловки" не совпадают с характеристиками "прототипов", уже ясно, тем более что "Мышеловка" ≈ тоже мениппея.

Возникает закономерный вопрос: почему Горацио, прибывший на похороны и находящийся в замке на правах гостя, играет явно несвойственную для гостя роль? Правда, "похороны" и статус "гостя" ≈ все это только в фабуле вставной пьесы... И тем не менее, "автор" "Мышеловки" пошел на то, что подчеркнул высокий статус Горацио в замке. Вспомним, первый акт: стража видит призрака и не просто сообщает об этом Горацио, а именно докладывает ему. Да и из поведения самого Горацио видно, что даже офицеры стражи находятся у него в подчинении ≈ ведь он фактически инспектирует посты.

Итак, Горацио ≈ не один из гостей в замке; более того, он очень близок к Королю. Если возвратиться к сцене, в которой Король, пригласивший в замок Розенкранца и Гильденстерна, обращается к ним с просьбой выяснить причины необычного поведения принца, то нетрудно заметить куртуазно-вежливое обращение с ними. На этом фоне контрастно выглядит не то что просьба, а, скорее, короткая, не предполагающая никаких возражений команда, предписывающая Горацио "присмотреть" за Офелией: ни малейшего признака соблюдения придворного этикета. Да и после стычки на кладбище Король отдает Горацио распоряжение находиться рядом с Гамлетом...

Такое может иметь место только в двух случаях: либо Горацио занимает по отношению к Королю настолько незначительное положение, что с ним можно не церемониться (но это противоречит самому характеру поручений ≈ короли с такими деликатными заданиями к стоящим намного ниже себя не обращаются), либо Горацио настолько близок к нему, что прибегать к официальным формулам этикета не требуется. То, как относится к Горацио стража, свидетельствует в пользу второго.

"Горацио"... Под этим именем древнеримского литератора рассказчик показывает персонажа драмы в обеих ее частях ≈ как основной, так и "вставной". Да и в завершающей сцене драмы он сам аттестует себя как "древнего римлянина". Явно видно, что его нескандинавское имя ≈ сценическое, что "в миру" этот персонаж должен иметь какое-то другое. И такое имя в тексте один раз упоминается.

Судя по содержанию концовки 6 сцены 4 акта, получив от Гамлета письмо, Горацио якобы повел моряков с письмами прямо к королю. Но к Королю пришел не он, и не моряки, а Гонец, который на вопрос Короля, откуда письма, отвечает, что ему дал их Клавдио, Клавдио, который "получил их от того, кто их написал". То есть, Клавдио и Горацио ≈ одно и то же лицо.

Признаюсь, ни в одной из посвященных разбору "Гамлета" работ мне не приходилось видеть попыток как-то истолковать то неожиданное обстоятельство, что у Горацио есть и другое имя. То, что в тексте оно упоминается единственный раз, нисколько не умаляет значимости этого факта; я бы сказал даже ≈ наоборот: это еще раз подчеркивает стремление рассказчика сообщить читателю как можно меньше данных в отношении этого персонажа. Что ж, произошла "невольная описка" ≈ обязательный композиционный прием при создании любой мениппеи: именно через такие "описки" авторы дают дозированную "утечку" ключевой информации. Причем в данном случае эту "утечку" допустил даже не рассказчик драмы Шекспира, а тот "автор", который сочинил вставную пьесу (эта сцена подана стихотворным текстом); рассказчик же при монтаже не обратил внимания на явный "прокол" и оставил его в смонтированном коллаже.

Итак ≈ какой же "ключ" содержит этот "прокол"? Если возвратиться к списку действующих лиц, то там есть сходное, но не идентичное имя: Король Клавдий 1. Король действительно носит это имя ≈ но только во вставной пьесе; хотя его "мирское" имя ни разу не упоминается, мы уже знаем из сопоставления фактов, что это и есть сам король Гамлет.

Что может означать такое почти полное совпадение имен? Ведь "Клавдио" ≈ это "младший Клавдий". То есть, сын "старшего Клавдия"... Два прецедента следования принципу, в соответствии с которым старшему сыну дают имя его отца, в драме есть: "Фортинбрас" и "Гамлет" (во вставной пьесе). Следовательно, Горацио ≈ сын короля Гамлета! Это объясняет и его особое положение в Эльсиноре, и "короткий" характер его отношений с Королем. Стоит еще раз вчитаться в ту характеристику, которую в "Мышеловке" Горацио дает королю Гамлету; на вопрос о Призраке: "Похож на короля?" он отвечает (I.1, 59-62): "Как ты сам на себя.// Такой же самый был доспех// Когда с кичливым бился он Норвежцем". 2

Что ж ≈ из уст родного сына нисколько не странно слышать характеристики, в которых соперник отца фигурирует как "кичливый". Если Горацио так относится к отцу своего друга, осиротевшего в день этого самого поединка, то как он может относиться к этому другу? Давайте разберемся. Но для начала условимся, что, во избежание путаницы, будем продолжать называть Горацио именно этим "сценическим" и привычным для нас именем, хотя, являясь сыном короля Гамлета, он должен "в миру" носить имя своего отца. Надеюсь, читатель согласится, что появление "третьего" Гамлета (даже не считая Короля) делает изложение материала излишне громоздим.

Итак, если отбросить "сценического" принца Гамлета, фигурирующего только в рамках фабулы вставной пьесы, то остается два "реальных" принца Гамлета: "наш" Гамлет ≈ сын короля Фортинбраса, племянник и пасынок короля Гамлета; и второй ≈ теперь как бы уже настоящий принц Гамлет, то есть, сын короля Гамлета ≈ он же двоюродный (и одновременно сводный) брат "нашего" принца. Насколько этот второй принц Гамлет является "настоящим принцем"? То есть, каковы его права на наследование датского престола?

В своем обращении к придворным Король упоминает, что получил Данию не "де-юре", а лишь как приданое овдовевшей Гертруды, которая полностью владеет страной. То есть, старший Гамлет не мог стать королем, а быть лишь принцем-консортом ≈ мужем королевы. Родись в таком браке сын, он мог бы в принципе рассматриваться как наследный принц, поскольку был бы рожден той самой королевой, за которой числится вся страна. Но за тридцать лет совместной жизни "собственный" кронпринц у Короля так и не родился, так что "наш" Гамлет ≈ наследный принц по праву рождения.

Что же касается родного сына короля Гамлета, то с происхождением ему явно не повезло: он родился до того, как его отец стал королем, и претендовать на датский трон не может. Вот так и живут в одном замке два двоюродных-сводных братца: один ≈ сын королевы и пасынок Короля, законный наследный принц, который витает в облаках, декламирует вслух монологи из своих пьес и в беседе с актерами свободно излагает то, что через триста лет назовут "системой Станиславского"; и другой ≈ пасынок королевы и сын Короля, без какой-либо надежды на престол ≈ по крайней мере, пока жив младший братец, по иронии судьбы носящий его, "настоящего" Гамлета, имя.

А теперь поставим себя на место этого несчастного Горацио-Гамлета и попытаемся оценить истинный характер отношений двух братьев: дружба или соперничество? Не детализирую этот вопрос, считая его риторическим.

1. В тексте Q1 имя "Клавдий" отсутствует вообще; в Q2 оно упоминается только в самых первых двух сценических ремарках при первом явлении этого персонажа (начало 2 сцены 1-го акта); при дальнейшей работе над текстом автор посчитал, что двух упоминаний много, и в F1 осталось только одно. Ни в одном из этих трех изданий списка действующих лиц не было. В современных текстах он, как и все остальные ремарки типа "Король Клавдий", ≈ результат текстологической работы поколений литературоведов. Кстати: второе имя Горацио ≈ "Клавдио" ≈ тоже было введено в текст начиная с Q2, одновременно с именем "Клавдий". Совпадение?.. Возврат

2. Перевод М.Л. Лозинского. Возврат

Глава IV. "Мышеловка" ≈ для ... рассказчика драмы Шекспира?
Оглавление
Другие материалы автора:
К тайне личности "Шекспира"
Входная страничка
Теория литературы
А.С. Пушкин
М.А. Булгаков
Анализ "Мастера и Маргариты"
Интеллект
Shakespeare
A. Pushkin
A. Pushkin-2
M. Bulgakov
M. Bulgakov-2
The Master and Margarita
The Master and Margarita-2

Выйти на интересующие Вас материалы можно также по ключевому слову или фразе (собственные имена набирать с прописных букв, окончания лучше заменять * такой звездочкой):

Ваш вопрос, комментарий можно отправить отсюда даже не набирая моего и Вашего адреса:


Электронный адрес автора: alfred@ham.kiev.ua
Почтовый адрес: А.Н. Барков а/я 236 Киев 01103
Alfred Barkov P.O. Box 236 Kiev Ukraine 01103
Last updated: June 20, 2002
╘ A. Barkov 2001-2002