Хотя Марло родился в феврале 1564 г. в
Кентербери в семье сапожника, Джонсон
назвал Шекспира ╚Эйвонским лебедем╩.
В апреле 1564 г. королева Елизавета
рожала ребенка в замке Дадли на Эйвоне.

Альфред Барков

╚Гамлет╩: трагедия ошибок
или трагическая судьба автора?

Глава IX. ╚Эйвонский Лебедь╩

This page in English

... Исходя из гипотезы о королевском происхождении Марло, а также того факта, что королева Королева Елизавета подарила имение его будущему попечителю, представлялось естественным, что она должна была рожать в Хаккингтоне, неподалеку от Кентербери, где и был зарегистрирован факт рождения 26 февраля 1564 года у подмастерья сапожника Джона Марло сына по имени Кристофер. Однако никаких данных о визите королевы в это время не только в пожалованное Мэнвуду имение, но даже в Кентербери или хотя бы в графство Кэнт, отыскать не удалось. Результат не из приятных: ведь под сомнением оказывается содержание самой гипотезы... Но это было бы еще пол-беды...

... В стихотворном посвящении "Памяти моего обожаемого Автора Мистера Уильяма Шекспира и того, что он нам оставил" (Большое Фолио, 1623 г.) Бэн Джонсон назвал Автора "Эйвонским Лебедем". Для "стрэтфордианцев" такое авторитетное упоминание о "Шекспире" ≈ один из весьма немногих аргументов в споре. "Оксфордианцы" возражают, что граф Оксфорд владел как-то имением Билтон на берегу Эйвона. Не обращая внимания на наличие в Фолио явных элементов мистификации1, "стрэтфордианцы" вполне резонно возражают, что Оксфорд взял это имение в аренду в 1574 году и продал в 1581-м, за 42 года до выхода в свет Фолио. В ответ их оппоненты отмечают, что в Англии есть шесть (!) рек, носящих название Эйвон, и что-де неизвестно, какую из них имел в виду Джонсон...

Тоже резонно. Однако таким утверждением выбивается почва из-под ног не только "стрэтфордианцев": для версии о королевском происхождении Марло хуже всего оказывается то, что ни один из шести Эйвонов через Хаккингтон вообще не протекает...

Но забрезжил лучик надежды: оказалось, что в 1564 году королева все-таки рожала. И, хотя событие это произошло не в феврале и не в графстве Кент, а в совершенно другом месте, уже сам характер этого места не только вносит новую, весьма ощутимую акцентуализацию в спор относительно личности "Эйвонского Лебедя", но и неожиданно даже для самих "марловинанцев", против версии которых до сих пор работала метафора Джонсона, разворачивает в их пользу и этот момент.

... Оппоненты "стрэтфордианцев" справедливо подчеркивают, что упоминания о графстве Уорвикшир, где протекает "та самая" речка Эйвон и где расположен Стрэтфорд, в шекспировском каноне чрезвычайно редки. Из чего делается вывод, что к графству Уорвикшир Шекспир не имел никакого отношения. Поскольку этот вывод не дедуктивный, он не обладает свойствами факта. Взять хотя бы случай принца Гамлета, который не мог помнить обстоятельств смерти своего отца по той простой причине, что в тот самый день родился; но ведь из этого ни в коем случае не следует вывод, что у него вообще не было отца...

... В депеше от 11 апреля 1564 года Гонзалес, посол Испании при английском дворе, доложил своему монарху, что королева Елизавета выезжает в Уорвик (замок Дадли), чтобы "... разрешиться от последствия неблагопристойного поведения". По современному календарю это ≈ 21 апреля. Так что само событие имело место в конце апреля ≈ начале мая 1564 года. То есть, в рамках гипотезы о королевском происхождении Марло, он родился не 26 февраля, а примерно на два месяца позже. Но это еще не самое главное...

... А главное, пожалуй, в том, что замок, в котором королева рожала в 1564 году, расположен в графстве Уорвикшир, на берегу реки Эйвон ≈ той самой, на которой расположен и Стрэтфорд, родина Уильяма Шакспера. И, если автор шекспировского канона действительно был рожден в этом замке, то он с полным правом мог быть назван "Эйвонским Лебедем", даже если никогда потом не бывал в Уорвикшире. Тем более что на одном из шести Эйвонов находится и Уилтон хаус ≈ резиденция Пембруков. Та самая, где творили и готовили издания произведений Филипа Сидни и "Шекспира" Мэри Сидни-Генри графиня Пембрук и Елизавета Сидни-Мэннерс графиня Рэтленд; то самое место, где после 1593 года какое-то время якобы скрывался Марло. По данным, собранным "бэконианцами", именно там, в Уилтон хаус, на берегу одного из шести Эйвонов, осенью 1560 года произошло тайное венчание при свидетелях королевы Елизаветы с Дадли...

... Да, но при чем тогда сапожник Джон Марло из далекого города Кентербери? Какое он может иметь отношение к сыну королевы? За что был так щедро обласкан после рождения Марло? Тем более что воспитанием будущего поэта занимался Мэнвуд?

В принципе, Джон Марло и не должен был иметь никакого отношения к рождению этого ребенка. Его участие носило, скорее всего, лишь косвенный характер. Дело в том, что независимо от того, где родился ребенок, неизбежно возникает вопрос о его регистрации. На "бэконианском" сайте можно найти интересные материалы, характеризующие странности регистрации рождения как Френсиса Бэкона, так и Роберта Деверо, будущего графа Эссекса. Эти "странности" попали в поле зрения исследователей в первую очередь по причине высокого положения "названных" родителей ≈ действительно, когда речь идет о семьях, где после каждых родов, даже неудачных, вносятся официальные изменения в генеалогическое дерево, "легализовать" ребенка с таким происхождением трудно.

Однако в арсенале любой разведки есть хорошо "накатанная" схема обеспечения человека настоящими документами с данными другого реального лица ≈ скажем, умершего или без вести пропавшего. Пресса последних десятилетий опубликовала немало историй такого рода (например ≈ нашумевшее дело Гордона Лонгсдэйла). В таких случаях главное ≈ чтобы в наличии, там, где ей положено быть, находилась подлинная, не вызывающая никаких сомнений метрическая запись о рождении "донора", и чтобы нигде не было записи о его смерти.

Такая операция намного более проста в исполнении, чем, скажем, имитация смерти или захоронение под чужим именем в фамильном склепе. Тайному Совету требовалось найти на территории Англии метрическую запись о рождении какого-нибудь лица мужского пола, которое родилось незадолго до события в замке Уорвик и умерло вскоре после регистрации рождения, но метрическую запись о смерти которого учинить не успели. И склонить его скорбящих родителей к согласию либо на отказ от внесения метрической записи о смерти младенца, либо на захоронение в другом приходе. Детская смертность в то время была высокой не только в семьях монархов2, но и сапожников тоже, поэтому найти подходящий вариант можно было в любом приходе Англии. Правда, для подобных случаев годится не "любой" приход, а только такой, в котором "свой" священник. Надежный. И достаточно авторитетный, чтобы убедить родителей.

К какому священнику должна была обратиться королева по поводу решения такой деликатной задачи? Конечно, не к рядовому приходскому дьячку. А к такому, статус которого позволял бы монаршей особе решать с ним такие вопросы. И для этой цели лучше всего подходил Мэтью Паркер, архиепископ Кентерберийский ≈ высший духовный иерарх Англии, член Тайного Совета. В свое время Анна Болейн, мать Елизаветы, став королевой Англии (ее короновали как правящего монарха, что было беспрецедентно), сделала его своим личным капелланом. Человек исключительной эрудиции, Паркер, глава колледжа "Корпус Кристи", при Марии Тюдор был лишен как этого поста, так и прихода. Взойдя на трон, Елизавета сделала его архиепископом Кентерберийским, нарушив при этом свое собственное правило: Паркер был женат, а королева считала, что духовные сановники должны быть одинокими. В 1574 году Паркеру была оказана честь принимать у себя королеву; история донесла до наших дней особый комплимент, которым Елизавета удостоила при этом его супругу 3.

Положение Паркера вполне могло бы объяснить тот факт, что метрическая запись, использованная для документирования рождения в 1564 году ребенка королевы, оказалась именно в Кентербери: все местные священники были под его началом, да и усадьба попечителя находилась совсем рядом. Как высший иерарх Церкви, Паркер стоял достаточно близко к Всевышнему, чтобы обеспечить прощение греха мирянину, не выполнившему требование мирской и церковной властей. Тем более что Джон Марло получил еще и значительную компенсацию... К тому же, запись о смерти могла быть учинена в церкви Св. Стефена на территории имения Мэнвуда ≈ фактически, она была в его собственности. Возможно, это и совпадение, но только сохранившиеся записи о регистрации крещений, венчаний и смертей в этой церкви датируются начиная с 1567 года. Здесь следует добавить, что после получения имения в подарок в 1563 году, Мэнвуд сразу же стал его перестраивать, в том числе и эту старинную церковь (кстати, она действует до сих пор). В этот период (по крайней мере, до 1567 года) пожаров или иных стихийных бедствий на территории имения не было.

И вот ведь что интересно: оказывается, Мэнвуд оплачивал учебу Марло не из своего кармана, а из средств, выделенных как раз архиепископом Мэтью Паркером. Вообще, сама учеба Марло не может не вызвать целого ряда вопросов, дать ответы на которые в рамках общепринятой версии его происхождения более чем затруднительно.

Взять хотя бы привилегированную Королевскую школу на 50 мест в Кентербери; несмотря на дороговизну обучения, поместить туда своих детей стремились состоятельные люди со всего графства. Но Марло как-то попал, причем в четырнадцать лет (через три года после смерти Паркера), и, проучившись всего год, был принят в университет. Первый вопрос: где он учился до этого? Где получил необходимый для поступления в университет объем знаний, который за год учебы не усвоить ни в какой школе, будь она хоть трижды привилегированной? Как получил одну из трех стипендий Паркера? Почему сын архиепископа, Джонатан Паркер, уже после смерти отца оплачивал все шесть с половиной лет учебы Марло в университете? 4 Почему первую из пяти подписей на письме Тайного Совета по поводу конфликта с присвоением Марло магистерской степени поставил архиепископ Кентерберийский? И почему следом за ним письмо подписали еще и лорд-канцлер и лорд-казначей королевы?..

Почему?!!

* * *

... Исполать вам, исследователи XXI века... Завидую вам: вы покажете миру истинное величие и глубину трагизма положения Той, Которая подарила человечеству величайшего гения в истории цивилизации. Надеюсь, что Вифлеем, над которым загорелась звезда Марло-"Шекспира", историкам долго искать не придется (кажется, я только что упомянул конкретную точку на карте Англии).

1. Выше упоминалось о наличии шутовской маски и скроенного из двух левых половинок камзола на знаменитом портрете "Шекспира", а также о совете Бена Джонсона читателям не глядеть на этот портрет, а вчитываться в тексты. К этому следует добавить, что сам текст посвящения Бена Джонсона тоже содержит элементы двусмысленности. Чего стоит, например, фраза: That so did take Eliza, and our James!, в которой королеву-девственницу Джонсон называет по-свойски "Элизой", а правившего в момент издания Фолио короля ≈ "наш Яков"... Возврат

2. Родив без патологий Елизавету, до своей казни Анна Болейн рожала еще дважды; оба раза дети были мертворожденными. Ознакомление с генеалогией Тюдоров показывает, что уровень родовой и детской смертности был высоким (см. данные о родах шести жен Генриха VIII). Возврат

3. "Не могу назвать вас "мадам", а назвать вас "миссиз" не поворачивается язык. Но все равно я очень вам благодарна". (Как и сам священнослужитель, его супруга не обладает никакими мирскими титулами, дающими право использовать форму обращения к ней как к лэди). Возврат

4. Объяснение, что Мэнвуд-де был другом Джонатана Паркера, вряд ли можно принимать всерьез в качестве причины: при том высочайшем уровне альтруизма, который культивировался архиепископом Паркером, предположение о таком проявлении "кумовства" было бы оскорблением памяти покойного. И потом: сама дружба эта ≈ не слишком ли много "случайных" совпадений вокруг биографии сына сапожника? Не следует забывать, что личная библиотека Паркера, в которой ему удалось собрать редчайшие манускрипты и книги, была уникальной. Не у него ли дома Марло получил знания, необходимые для поступления в университет? И еще одно: если Мэнвуд ≈ "генетический" отец ребенка, которого взял под опеку сразу после рождения, то почему не окрестил его в полученном от королевы имении, в своей собственной церкви Св. Стефена? Возврат

Гл. X. Сколько авторов у Сонетов "Шекспира"? (следует)
К вопросу о тайне личности "Шекспира"
(продолжение этой темы)
К оглавлению
Другие материалы автора:
К тайне личности "Шекспира"
Входная страничка
Теория литературы
А.С. Пушкин
М.А. Булгаков
Анализ "Мастера и Маргариты"
Интеллект
Shakespeare
A. Pushkin
A. Pushkin-2
M. Bulgakov
M. Bulgakov-2
The Master and Margarita
The Master and Margarita-2

Выйти на интересующие Вас материалы можно также по ключевому слову или фразе (собственные имена набирать с прописных букв, окончания лучше заменять * такой звездочкой):

Ваш вопрос, комментарий можно отправить отсюда даже не набирая моего и Вашего адреса:


Электронный адрес автора: alfred@ham.kiev.ua
Почтовый адрес: А.Н. Барков а/я 236 Киев 01103
Alfred Barkov P.O. Box 236 Kiev Ukraine 01103
Last updated: June 20, 2002
╘ A. Barkov 2001-2002